AB OVO
эссе
“...пусть народу предлагают решения,
которые он может принять или отклонить.
У народа пусть будет высшая власть и сила”
Ликург (устная конституция Спарты)

Буквально вчера была оттепель.
И, казалось бы, совсем недавно удивительный крупноголовый энтузиаст распахивал целину и запускал первые спутники и человека в космос.
Засевал кукурузой пространства размером с Антарктиду и столь же для нее пригодные, в то же время показывая онемевшему от восторга прогрессивному человечеству «кузькину мать» как на трибуне ООН, так и апокалиптическим облаком над Новой Землей.
Шестая часть суши захлебнувшись стихом Вознесенского взлетала до высот над-космических заселения Марса и поворота вспять не только рек сибирских, но и пластов всего бытия земного.
С Вознесенского взлета дробным Евтушенковским аккордом рассыпалась она по весям Казахстана, Сибири, Дальнего Востока и ставшими внезапно ближе рязанской области Алжиру, Мозамбику и Анголе, пропитанной романтикой барабудос Кубе и такого родного коническими панамами и ярчайшими улыбками свободолюбивого Вьетнама. Чудесное и невероятно свежее время красной гвоздики и автомата Калашникова.
Буквально вчера, но что нам день вчерашний?
Ничего особенного, но это была месса о новой жизни исполненная единым хором 1/3 населения планеты.
Схлынувшая волна социалистического энтузиазма оставила на земле Казахстана немалое количество успешно реализованных проектов, Байконур, первые космические ворота, самый яркий пример. Впрочем, наследство как известно, вещь деликатная, можно промотать, можно и приумножить, последнее редкость.

Есть несколько странное чувство, что только две страны в мире осознали, что ХХ век действительно прошлый век и наступили совершенно новые времена.
Допустимым подтверждением служит тот факт, что почти одновременно принимаются две стратегические программы, одна из которых предполагает окончательно списать в архив мировой экономический порядок прошлого столетия, вторая в свою очередь призвана закрепить свою страну в веке новом. Мы говорим о глобальном проекте Китая «Один пояс, один путь» и программе «Третья модернизация Казахстана: глобальная конкурентоспособность».
При том, что китайская инициатива по грандиозности замысла превзошла как план Маршалла, так и все советские индустриализации, Казахстан занимает в ней вполне достойное место.
Рассмотрим:
- инфраструктура One Road One Belt включает в себя 60 стран в Европе, Азии и Африке.
- общая сумма инвестиций и государственных займов составит более 1 трлн долл.
- при этом, в план инвестирования на Евразийском континенте включены только три страны, а именно Казахстан, Россия и Румыния.
Не все определяет география, только на нашем континенте новая транспортная реальность включает в себя с полдесятка государств, поэтому сугубая роль Казахстана в ней немало говорит о самой стране.
Реализацией проекта One Belt One Road Китай намерен использовать свой финансово-технологический капитал для создания нового вида глобализации, который не будет подчиняться правилам устаревающих западных институтов. Все как у классика английской поэзии Редьярда Киплинга – «Запад есть Запад, Восток есть Восток, И вместе им не сойтись», только вряд ли великий англичанин мог предположить подобную интерпретацию в отношении Запада своей великой баллады.
В любом партнерстве всегда скрыт вызов, любой партнер одновременно и соратник, и соперник общего успеха. Учитывая неброское лидерство Китая в геополитическом мейнстриме, пожалуй, очень быстро и легко из партнера превратиться в сателлита.
И здесь все определят не так размеры, как форма и содержание.
Под формой здесь будем разуметь взвешенную стратегию внешней политики, под содержанием устойчивость государственных институтов и развитый внутренний рынок.
Как ни мала Швейцария, вряд ли даже в отдаленной исторической перспективе ее ожидает поглощение любым глобальным игроком, а следовать в фарватере чьей-то внешней политики швейцарцы разучились еще в Тридцатилетнюю войну.

Не Китаем единым скажем мы, перефразируя известную поговорку.
Тектоника мира действительно необратимо меняется и ошеломляющие природные катаклизмы в нем оказываются необыкновенно созвучны политическим, экономическим и многая прочая. Ориентация на бывшие ценности в ожидании минувшего комфорта самая проигрышная политика сегодняшнего дня, если термин «политика» вообще применим в данном случае.
Модернизация 3.0 начинается словами -
«Только те народы, которым удастся опередить будущее и решительно пойти навстречу вызовам, а не стоять и ждать, окажутся победителями. В мире началась очередная, уже Четвертая промышленная революция.»
- и разумных возражений похоже нет.
«Необходимо обеспечить защиту и продвижение национальных экономических интересов в рамках международного сотрудничества. Это касается прежде всего работы внутри ЕАЭС, ШОС, сопряжения с Экономическим поясом Шелкового пути. Для чего следует перестроить и активизировать работу экономической дипломатии.»
- объективный взгляд на предстоящий мир, экономические и политические полюса которого меняются практически с той же скоростью, что и магнитные полюса планеты.

Здесь, помимо прочего, наблюдается момент преодоление иерархического патернализма в глобальном экономическом взаимодействии. Несмотря на привычные слуху аббревиатуры, ЕАЭС и ШОС, не говоря об Экономическом поясе – совершенно новые политические и экономические концепты, значение которых неуклонно растет, что безусловно говорит об удачности (именно это слово) и своевременности самой идеи.
Ныне в странах стран ШОС проживает 3 млрд. 40 млн человек, половина населения планеты, в нее входит вторая в мире китайская экономика, по сути мы имеем самодостаточную геополитическую структуру с огромным внутренним рынком и, главное, с ясной перспективой развития без обременительного багажа накопленных десятилетиями противоречий, характерных для удивительно прогрессивного ЕС.
Как действительно знаковый момент, отметим: Индия и Пакистан, страны, редко достигающие консенсуса в любой международной организации, одновременно вступили в ШОС в этом году, чем с одной стороны снизили напряженность в регионе, с другой – существенно увеличили потенциал организации.

Любой союз хорош, особенно когда он союз равных, поскольку никакой учредительный документ или устав не заменят собственного экономического потенциала и, особенно, политического авторитета.
Последним Казахстан обладает в превосходной степени, благодаря президенту Нурсултану Назарбаеву, тем не менее отметим - по мере количественного роста организации, «внутрисоюзное давление» будет также расти.
Последнее - правило любого сообщества, к примеру, даже в самой сыгранной и результативной футбольной команде соперничество между игроками самая обыденная вещь и чем лучше показатели, тем выше градус внутренней конкуренции.
Согласно вышесказанному программа Модернизация 3.0 явилась более чем своевременным стратегическим решением, как с точки зрения непосредственно экономики, так и с позиции укрепления регионального и мирового авторитета страны.

Принятие политической реформы, о которой далее говорится в документе, безусловно улучшит внутреннюю динамику страны.
Преимущество распределенного управления на производстве и в государственных структурах в более быстрой адаптации к изменениям внешней среды и адекватной реакции на внутренние проблемы. Своевременность затертое понятие, но к появлению этой программы другого не подобрать, оно действительно к месту. Для становления государства с нуля исключительно подходит система управления a la Шарль де Голль, по факту сложившегося государства естественно распределение властного механизма. Чуть утрируя допустимо сказать, что сначала должна была появиться Англия, а только потом знаменитый английский парламент и Великая Хартия Вольностей. Если бы произошло наоборот, велик шанс того, что в нашем словаре сегодня не было бы и намека на понятие Соединенное Королевство (United Kingdom).
Прямая цитата.
«Основные шаги: перераспределение полномочий между Президентом и законодательной ветвью власти, повышение ответственности и подотчетности Правительства
развитие социальной экономики за счет либерализации и стимулирования социального предпринимательства в системах здравоохранения и образования; развитие массового предпринимательства.»


Позволим себе небольшое лирическое отступление.
Эклектическая вставка
Есть частное мнение, что Конституция в первую очередь необходима оппонентам существующего конституционного устройства произвольной державы, начиная от Соединенного Королевства и заканчивая вполне разъединенным Сомали. Диссидент и конституция, говоря слогом Маяковского, от рождения близнецы - братья, ибо чем еще заняться свободному интеллектуалу, как не полной вербальной реструктуризацией уготованного ему судьбой государственного строя?

Одна из самых укоренившихся советских привычек, об истоках которой все успешно забыли - приличный человек заведомо не может быть сторонником власти. Человек же интеллигентный во всех отношениях, уже в силу генотипа естественный оппозиционер при любом государственном устройстве. Стойкое неприятие существующего строя выдается по всей видимости вместе с дипломом, особенно в гуманитарных заведениях, на всей территории бывшего социализма.

С другой стороны, наличие вербальной, а порой и митингующей оппозиции, является лакмусовой бумажкой для устоявшихся государственных институтов. Само понятие фронды предполагает сильную и сформированную государственную структуру. Там же, где властный механизм напоминает жидкий полистирол, например, в Уганде, Уругвае и дальше по букве, она теряет системную устойчивость и превращается в накипь вечно бурлящего политического котла.

Замечание в сторону

Власть оправдывает только одно – цель и власти не прощается единственное – отсутствие цели. Смеем предположить, имя значимо для политического лидера, поскольку власть допускает иронию, но не пародию. Барри Голдуотер никогда не смог бы стать президентом США, английский слух не допускает подобного сочетания President Goldwater. Также при любом невиданном прогрессе свободомыслия и альтернативного сознания никогда не случится Навальный – президент, подавление оппозиции не имеет ни малейшего отношения к данному вопросу, чистая эстетика. Первые руководители Советской России весьма тонко чувствовали данный нюанс. Владимир Ульянов не отказался от своего партийного псевдонима придя к руководству страной, несмотря на то, что практический смысл сохранять подпольную кличку казалось бы отсутствовал. Его партнер и преемник Иосиф Джугашвили сознавал силу личного имени ничуть не меньше. Данная тенденция, имя определяет страну и эпоху, отлично прослеживается на примере Франции, Соединенных Штатов, Великобритании (Билл Клинтон и Тони Блэр – настоящая символика конца 90-х) бывшего СССР и современной России, что возможно тема специального исследования, кто знает?

Модернизация сознания
/сохранение национальной и культурной идентичности/

Наглядно в исторических хрониках и не прочитывается человеком, все же любая земля, территория, Lebensraum, обладает исключительно своими закономерностями общественной и частной жизни. Именно она, затем прочие общественно-исторические и экономические компоненты формируют определенный именно здесь генотип социальной личности.
Имманентные к территории общественные формы безусловно пластичны по времени, но неизменны онтологически. Здесь все как в живой природе, так слоны безусловно эволюционировали в течении последней геологической эпохи, но не трансформировались, к примеру, в жирафов.
Отличным примером нам послужит цитата Бориса Гройса (американский философ, профессор славистики в Нью-Йоркском университете) о современном нам обществе Франции –
- По французской традиции, клерки - это те, кто наследует аристократии в том смысле, что они делают карьеру и получают престиж через политическую деятельность, а не экономическую. То есть, клерк - это не предприниматель, а тот, кто служит государству. И во Франции вплоть до недавнего времени клерки имели огромную власть. Во многом Франция остается суверенитистской и аристократической страной, где политический аппарат господствует над жизнью страны.
Велика ли разница с эпохой последних Людовиков? Это сугубо французская реалия, абсолютно непереносимая на любое иное государственное пространство.
Или возможно утверждать, что Япония эпохи Эдо радикально отличается от нынешней?
При всей непостижимой динамике Страны Восходящего Солнца, мало кто решаться утверждать подобное. Собственно, глава японского пантеона совершенно не напрасно носит имя Канон, Canon, кто не в теме.
Да, внешние формы безусловно модернизируются, иначе гибель во времени и от любой империи остается только коллекция артефактов, но само ДНК, неуловимая основа, образовавшая именно это государство всегда останется исторически неизменным.

Латиница
Едва ли не самая дискуссионная тема последнего времени и не только на территории республики, конечно же переход казахского языка на латиницу, что безусловно является важным, а главное – прагматическим решением в процессе адаптации страны к новым реалиям политэкономии мира и региона. Еще не освоенные результаты прошедшего ЕХРО, возрастание роли Казахстана в новой транспортно – экономической схеме, да и вся современная динамика страны обуславливают данный шаг.
Говорить всерьез о разрыве каких-либо гуманитарных пластов представляется несколько искусственными в силу следующих причин -
- существующий статус русского языка в РК, кириллицы de facto, остается без изменений и сочинения графа Толстого переводу на латиницу не подлежат.
- естественно и единственно важно то, насколько сам язык впитает и будет чувствовать себя комфортно в предложенной ему графико-фонетической среде. Судя по опыту Турции, язык которой принадлежит той же лингвистической семье, что и казахский, особых проблем в этом вопросе не предвидится.
К сказанному можно добавить следующее -
- Япония, страна, которая уже сейчас живет в XXII веке, в то время пока мы все постепенно привыкаем к XXI, в повседневной практике всех сфер жизнедеятельности использует три(!) основных системы письма: кандзи — иероглифы китайского происхождения и две слоговые азбуки: хирагана и катакана. Данная система традиционно называется «смешанное письмо иероглифами и каной».
Латиница также не редкость в японском тексте, канон ее применения носит звучное название ромадзи. Исключение какого-либо из перечисленных видов письма или замена одного другим в их принятом употреблении делает текст трудно читаемым что для коренного японца, что для профессора-востоковеда.
Усложняет ли это жизнь рядового гражданина, корпорации TOYOTA, мешает ли головокружительной динамике Страны Восходящего Солнца, судите сами. No la questione. Bene.

Есть речной поток, есть лодка в потоке.
Смысл не в том, чтобы править против течения, вспять истории судно тонет.
Но выбирать свой курс необходимо, просто дабы не сесть на мель.


Артур Новиков                                        22.09.2017