на главную ->>

Ассамблея и Абай
“Достоинство человека определяется тем,
каким путем он идет к цели,
а не тем, достигнет ли он ее. ”
Абай Кунанбаев

Мир, духовность, согласие.
Слова, как три росчерка времени на карте в доброе будущее.
Достаточно странно они звучат в текущем информационном пространстве, можно сказать волнующе- несовременно. У искушенного, немного циничного и пребывающего в здравом скепсисе среднего гражданина произвольной страны, они скорее вызовут ассоциацию с пожеланиями нового папы Франциска, но никогда с вопросами государственных программ или современной политики.
Но что она есть — современность?
На первый взгляд мир, где недозволенное пропало вместе с забавным понятием «уверенность в завтрашнем дне», и ЮНЕСКО вполне может учреждать празднование Дня Последнего Табу для всего плывущего в контемпоральности населения планеты.
Второй взгляд будет несколько отличен.
Он увидит новости в режиме непрерывного SOS с 2012-го года и бунт, деструктивный и депрессивный по содержанию, практически во всех некогда стабильных регионах. С неясной целью то ли возвращения к начальным идеалам, то ли против сюрреализма повседневности. У граждан всех национальностей и конфессий, уставших как от бесконечного прогресса так и современного им миропорядка.
Или увидевших в нем прогрессирующий тупик, что тоже исключать не будем.
Возьмем ли движение антиглобалистов, ультра-радикальные сирийские, ливийские, всех не перечесть, группировки, греков, испанцев и итальянцев, возмущенных давно не общей европолитикой.
Или Украину, рвущую себя по всем областям и идеологиям и поставившую себя под вопрос, как страну на политической карте Европы.
Вспоминается один из самых знаковых нобелевских лауреатов прошлого века, Александр Солженицын: «…Идеология! – это она дает искомое оправдание злодейству и нужную долгую твердость злодею. Та общественная теория, которая помогает ему перед собой и перед другими обелять свои поступки, и слышать не укоры, не проклятья, а хвалы и почет. Так инквизиторы укрепляли себя христианством, завоеватели - возвеличением родины, колонизаторы – цивилизацией, нацисты – расой, якобинцы (ранние и поздние) – равенством, братством, счастьем будущих поколений.»

И в это же время в Астане проходит ХХI сессия Ассамблеи народа Казахстана с повесткой дня: «Стратегия «Казахстан-2050»: культуры мира, духовности и согласия».

Почему так привлекает сама идея Ассамблеи Народа Казахстана? Возможно, некоей парадигмой национального характера, единственно возможной только для этого сочетания данной части континента с населяющими его людьми. Возможна некая параллель с Британским Содружеством наций, отметим только, что в обычном переводе получаем половину английского смысла понятия Commonwealth. Вторая важна не меньше, она значит всеобщее или же совместное благосостояние.
Проводя параллель дальше видим, что главная идея Содружества в том, чтобы государства, различающиеся по уровню развития и характеру экономики, имели возможность вступать в тесное и равноправное взаимодействие. Касается ли это Индии, с населением в один миллиард, или государства Тувалу, где всех граждан с президентом и парламентом 12 000 человек.
Ассамблея, созданная в первые же годы независимости Казахстана, декларировала «равенство прав и свобод граждан республики, независимо от расы, национальности, языка, отношения к религии, принадлежности к социальным группам», и не так важна декларация как то, что она не разошлась с реальностью. Все этносы и народности, живущие на территории этой удивительно мультикультурной и многонациональной страны, равноправно взаимодействуют и развиваются, воплощая своей повседневностью цивилизационную идею с названием Казахстан.
Существенная разница в том, что British Commonwealth-у предшествовали века на редкость не-совместного благосостояния и истории довольно не веселой для многих нынешних участников.
Говоря о Казахстане, можно утверждать, что здесь идея создала государство. Не будь изначально заложен фундамент национального, культурного и веротерпимого согласия, само государство могло не состояться. Взглянув под этим углом на историю страны, можно сказать, что подобное уже случалось.

Наверняка существует такая вещь как историческая воля.
Ее совершенно не принимают в расчет, когда говорят об исконных землях, об искусственных границах, о принципах рушимости и нерушимости, экспансии и прочей политико-дипломатической разменной монете.
История сама по себе живой организм, как и все под нашим Солнцем.
Она в своем самовластном развитии определяет, какие народы уходят, а какие становятся нациями и в каких границах и государствах они определяются. Она же либо дает силу национального духа и национальную идею, либо отнимает. При всем уважении к личному и коллективному разуму, изобрести что-либо подобное декретом, референдумом, или на сессии ОБСЕ, возможным не представляется.
Ну скажите, что может быть более искусственным, чем граница между Штатами и Канадой, в особенности на Аляске? Внутренние границы между штатами просто восхищают своей шахматной прямолинейностью, к слову. И что естественней, чем крах тех же Штатов в Ираке и Афганистане?
Как и то, почему Китаю со времен Хуан Ди смешно само понятие «поиск национальной идеи»?

Итак, назад к истокам.
В средине XV века на землях нынешнего Казахстана появляется Казахское ханство, а сам народ называет себя «казак» или «казактар», значащее в переводе «человек свободный».
Немногие нации в истории начинали свою биографию этим словом.
На память приходят разве английские вольные йомены, совсем не большинство Британского королевства, и до впервые произнесенных слов liberte, egalite, fraternite, подобных примеров похоже нет. Образовавшееся степное государство переживает историю, сравнимую по своей насыщенности с ветхозаветными сказаниями, и так же, как в указанном источнике, множество народов и держав встреченных им, остались только в названиях и исторических ссылках.
То, что в европейской истории было две мировых войны, вещь достаточно условная, если вспомнить ту же Тридцатилетнюю войну. Веком позже свою степную мировую, можно сказать отечественную войну, речь шла об истреблении целой нации, и свой библейский Исход пережили казахи. В 1718 году Казахское ханство распадается под ударами джунгар, а в 1723—1727гг происходит их самое опустошительное вторжение, названное потом «Актабан шубырынды»— «Годы великого бедствия».
Утратив практически все свои земли, народ бежит в пустыни Кызылкума и Каракума, или в более спокойные ближние государства. Как это обычно и происходит, создавшейся ситуацией не преминули воспользоваться добрые и отзывчивые соседи.
Последняя серьезная попытка собрать воедино казахские земли и таким образом воссоздать государство, была предпринята Абылай-ханом.
Одному из самых выдающихся героев казахской истории замысел практически удался, но настоящий Ренессанс Казахстана как государства начался, в том числе, и с его прямого потомка.

Все в этом мире можно совершить за тридцать лет, абсолютно все.
Начать собой национальную культуру, войти в мировую и акварелью на чистом листе создать видимую жизнь своего народа на вселенском вернисаже холстов,набросков, эпических полотен и этюдов. Ирландская поговорка гласит «Когда Господь создавал время, Он создал его достаточно». Мудрые кельты правы и Александр Македонский, Михаил Лермонтов, друг Байрона Перси Биши Шелли и сам Джордж Байрон, Джим Моррисон и Эрнесто Че Гевара(на двоих как раз по тридцать будет), все они своей жизнью свершенной от начал и по дару своему ее подтверждают. К этой же плеяде звезд быстрых, ярких, пронзивших и сотворивших Вечность принадлежит Чокан Валиханов..

Особенно не останавливаясь на происхождении и детстве, отметим, что Чокан был правнуком знаменитого Абылай-хана и потомком одного из главных преобразователей истории человечества — Чингисхана. Стремление к языкознанию, проявленное в детстве, во многом определило его дальнейшую судьбу и роль в истории своего народа. В школьные годы он изучает кыпшак-чагатайский, арабский и персидский языки, позже, во время учебы в кадетском корпусе - немецкий и французский. Самоидентичность своей культуры невозможно осознать без понимания других и языки в этом лучший путеводитель. Рисование, особая любовь к устному и музыкальному народному творчеству казахов и вдохновенная страсть к путешествиям с тем, чтобы открыть родные ему земли Азии несведущему остальному миру, все представляет набор талантов для одной, от рождения назначенной цели.
Русская служба предоставила ему достаточно возможностей для ее осуществления.
Путешествия в Китай и сопредельные области Центральной Азии, не просто обогатили его кругозор. Внутреннее зрение, данное таланту от природы, нуждается не столько во впечатлениях, сколько в разнообразии материала для решения поставленной задачи. Со своей он справился блестяще, в отведенные краткие сроки. Первое, он вернул своему народу почти утерянное имя, указав современникам на то, что «киргизы и казахи - два различных народа и их нельзя смешивать в научной литературе, обозначая одним и тем же этнонимом "киргизы".»
За именем следует суть и Чокан Валиханов становится первым исследователем этногенеза казахов. Используя не столько письменные источники, сколько родные и полюбившиеся с детства сказания и генеалогические легенды, он наполняет ее историческим и нативным содержанием, воссоздавая по сути нацию из небытия.
«В древности слово «казак» встречается в смысле вольный и вольница». «Все данные, собиранием которых я теперь занимаюсь ... подтверждают, что народ казак ... образовался от союза равных племен, турецких и монгольских во время междоусобиц в орде, начавшихся тотчас после смерти Бердибека, а не народ древний, о котором писал Фирдоуси».

Всему Востоку свойственна инвариантность таланта в отдельно взятой гениальной личности.
Таков Лао Цзы, философ, поэт и государственный чиновник, таков Омар Хайам, поэт, астроном, математик и вероятно первый хиппи в человеческой истории, почти на тысячелетие опередивший образ новой свободы и вкуса бытия, подаренного человечеству окрестностями Сан-Франциско; таков Фирдоуси, национальный поэт пол-дюжины стран, философ и краткое время госслужащий. Не стал исключением Чокан Валиханов и та же многогранная одаренность отличала его современника Абая.

Абай Кунанбаев обладал той подлинной творческой универсальностью, которой мы привыкли наделять разве что Леонардо да Винчи. Но более естественным, скорее едино-натурным, будет пожалуй сравнение с Гете, с той разницей, что великий немец творил стоя на отполированном веками германском фундаменте, а под ногами Абая была степная целина.
Абаю было свойственно то же стремление к постижению иной культуры через языкознание, каким отличался Чокан Валиханов. Арабский, персидский и другие восточные языки он изучал в медресе, дорогу к российской и западной культуре ему открыла русская школа, которую он посещал одновременно.
От рождения таланта до его настоящих плодов проходит разное время и ничей путь развития не сходен. Первые стихи были написано им в детстве, настоящая поэзия началась в зрелом возрасте, но началась как воплощение едва ли не всей мировой культуры на отдельно взятом языке.
«Ночная песня странника», одна из совершенных поэтических элегий, своим рождением обязана Гете, русским постижением — Лермонтову и стала частью народной культуры и мировосприятия благодаря Абаю.
Место, какое музыка занимает в нашем мире, мы во многом обязаны Вивальди, в свою очередь маэстро для того чтобы музыка таковой стала, потребовались «Времена года», как самая доступная человеку тематика настроений. Поэзия Казахстана, как и вся его современная литература, обрела себя в современном же звучании благодаря циклу «Весна», «Лето», «Осень», «Зима» Абая Кунабаева.
Мировая культура организм достаточно цельный и где-то ей ставят подмостки поколения художников, спасибо Италии, за то что в ней все происходило именно так, а где-то единственный актер выходит на сцену — и вот, премьера состоялась.

Что можно сказать?
Казахстан таким, каким мы знаем его сейчас, возродился в современность из поэзии Абая и научных работ Чокана Валиханова. В том нет противопоставления или сравнения каких угодно эталонов, генезис каждой нации на этом свете причудлив, удивителен и неповторим. Да и Восток ни в коей мере не лишен прагматики, но суть его — поэзия.
«Благодатною радостью мир напоён,
Бесконечно украшен создателем он!
Материнскою грудью вскормила земля
Все, что солнцем зачал в ней отец-небосклон.»
Абай Кунанбаев «Весна»
Чокан Валиханов и Абай Кунанбаев были дух от духа и плоть от плоти своего народа, но одновременно с этим сыновьями Мира и признанными мастерами его культуры.
Настоящая, точнее природная, многонациональность духа им была присуща так же, как и национальная осознанность.

Возможно в этом одна из причин, что «Мир, духовность, согласие» - повестка дня последней прошедшей Ассамблеи народа Казахстана.


Артур Новиков                                        14.06.2014года.


на главную ->>