ДНК для государства

«Успех — красноречивейший в мире оратор.»
Наполеон Бонапарт
«ДНК — макромолекула, обеспечивающая хранение, передачу из поколения в поколение и реализацию генетической программы развития и функционирования живых организмов.»
Википедия

I

      Как справедливо замечено еще Николаем Васильевичем Гоголем в повести «Ночь перед Рождеством», накануне праздника часто происходят события нежданные, но столь же значительные, как само торжество. Сказанное вполне можно отнести одной из наиболее успешных и влиятельных стран постсоветского пространства, Республике Казахстан.
В декабре прошлого года, в канун Дня Независимости президент Нурсултан Назарбаев выступил с новым курсом развития , «СТРАТЕГИЯ «Казахстан-2050».
Прошло менее полугода со времени этого события и обсуждение «Стратегии-2050» стало заглавной темой прошедшей на днях в Астане юбилейной XX сессии Ассамблеи народа Казахстана.

Даже при беглом ознакомлении очевидно, что значимость нового курса так же важна, как обретенный страной суверенитет.
Казахстан, с наглядными для любого скептика достижениями, покидает прошедшую эпоху и на продуманной и размеченной во всех аспектах государственного бытия основе, входит в следующую. С накопленным багажом политической стабильности и впечатляющей динамикой экономического развития, с тем, чтобы в наступившие и мало кем осознанные новые времена, самому приобрести новый, единственно соответствующий новой эпохе облик.
Без преувеличений, для мира в котором даже кризисы оспаривают друг у друга пальму первенства, картина поразительно необычна.
Период становления у республики закончился и проект под названием Казахстан полностью вошел в реальность. Притом с результатами, не наблюдаемыми ни в одном из государств бывшего соцлагеря по обе стороны Бреста. Без форы на старте, при достаточно неблагоприятных начальных кондициях. Из которых многие, таковы уж парадоксы развития, стали неоценимым преимуществом и фактором ускоренной динамики для молодой страны.
Например, при относительно невысокой численности, этнический и конфессиональный состав Казахстана вполне можно сравнить с американским, 140(!) этносов и 17 религиозных конфессий, при населении 17 млн. человек. В Калифорнии поменьше будет, а там разве что эскимосы не живут.
Насколько сложно объединить столь неоднородное общество, суметь дать понятную всем и каждому общенациональную идею и привести к далеко не средним результатам, будет размышлять не одно поколение политологов, аналитиков, экономистов и иных светил миропознания.
Для сравнения можно вспомнить и тот факт, что у Моисея были постоянные проблемы с одной единственной этнической группой, к тому же объединенной общим вероисповеданием. И потребовалось целых сорок лет борьбы и скитаний, чтобы уже его потомкам удалось создать более-менее приличное государство.

Достигнутые успехи в консолидации и вопросы дальнейшего полномасштабного развития - основная тема прошедшей юбилейной XX сессии Ассамблеи народа Казахстана. Обратимся к докладу Президента:
«За эти годы Ассамблея достигла совершеннолетия, стала важнейшим общегражданским институтом нашей нации.
Казахстан стал территорией, свободной от этнических конфликтов.
Экономические и социально-политические реформы успешно состоялись, благодаря межэтническому спокойствию и гармонии.
В повестку дня нашей сессии включен важный вопрос: «Стратегия «Казахстан-2050»: один народ - одна страна - одна судьба».


На сегодня без реверансов можно сказать, что выполненная «Стратегия развития Казахстана до 2030 года», предшественница нынешней программы, случай нечастый в мировой практике, тем паче с опережением на 18 лет. Переходный период в прошлом и вот, Республика Казахстан состоялась, притом в хед-лайне мировой авансцены, а главное — для себя и внутри себя.
Естественно возникающие вопросы: как получилось и почему; главное несложно перечислить.
Во-первых, сложившееся в реальности государства многих наций обще-национальное единство, что звучит почти идеализмом, являясь повседневной практикой Казахстана. Любая практика обитает вне идеала, такова истина реальности, но она может быть практикой, а может только воображаться. Худший вариант - провозглашаться реальностью, оставаясь политической грезой.
Вторым можно назвать практически достигнутое в условиях смены формата экономики социальное партнерство. В чем-то это характерно менталитету некоторых бывших стран соцлагеря, таких как Польша, Чехия, канувшая в лету ГДР и бывшая советская Прибалтика, но слабо совмещается с реалиями СНГ. Правда можно вспомнить, что до перехода в благополучные европейские пенаты была республика Чехословакия, вот после не сложилось, но много ль в мире постоянного?
Третий фактор, он же ключевой, сама личность национального лидера Нурсултана Назарбаева.
Его приход к руководству республикой в момент закваски Новой Реальности для всей Евразии, во многом эту же реальность и сформировал. И не только для Казахстана.
Очевидней нет, вполне классическая ситуация в мировой истории, когда от одного человека зависит какой быть стране и быть ли вообще. Расхожему выражению «шведский стол» мир обязан исключительно королю Густаву Вазе, без которого вероятно, государство Швеция так и не появилась бы на политической карте Европы.
Пример иного рода.
Ближний сосед хлебосольных шведов, Финляндия, состоялась как государство, благодаря усилиям достаточно посторонних для коренных финнов личностей.
А именно — российского императора Петра І, российского же революционера, Владимира Ленина и шведского барона, генерала Его Императорского Величества Николая ІІ Кавалергардского полка, Карла Густава Эмиля Маннергейма.
Не спорю, о термине «авторитаризм» сказано немало проникновенных евро-слов, исполненных горним духом демократических ценностей, но почему не признать? Иногда успешное развитие вполне затруднительно, при непрерывном выяснении у какой из партий лучший компас к раю и школярском равнении на внешние авторитеты.
Tempora mutantur - principia immutata.

Полностью решенные приграничные вопросы едва ли не первостепенная основа стабильного развития государства и в условиях одного из самых неоднозначных регионов планеты особенно. Покоряет быстрота урегулирования проблемы границ, вспомним, на приграничные споры Китая и СССР ушло три десятка лет, включая вооруженные конфликты.
Казахстан, взяв на себя роль правопреемника Советского Союза, добился приемлемого для всех сторон результата в считанные годы. И в 1996 году, уже на 5 году существования самой республики, между Китаем с одной стороны и Казахстаном, Россией, Кыргызстаном и Таджикистаном с другой, был подписан договор о делимитации границ. Такой темп обретения международного авторитета демонстрировали считанные страны в общемировой истории и это несомненная личная заслуга президента Назарбаева.
Возможно, с обычным скепсисом к новичкам еще воспринимался сам Казахстан, как недавняя реалия мирового политикума, но совсем не его лидер.

Израиль добился права на слово «государство» в жесточайших конфликтах с арабскими соседями, в колыбели сменив соску на автомат «узи». Едва успев привыкнуть к новому гербу и флагу, за «калашников» взялись Азербайджан и Армения и вся статистика уныло бесконечна. Немного тех, кто начал с побед средствами дипломатии и принципами соблюдения взаимных интересов, а не в романтике приграничных конфликтов и не в эпике межнациональных и конфессиональных размежеваний.
Окинув мир небрежным взглядом, так для многих государств диспуты о границах основной смысл бытия, на бытие нехватка смысла. Палестина и Израиль, непрерывные островные конфликты Японии и Китая, да вот на африканском континенте процесс непрерывен, названия мелькать не успевают.
Внесем оптимистическую ноту:
«Становится очевидным, что прежняя практика мультикультурализма исчерпала себя.
Появляются даже книги о, якобы, перспективе «самоуничтожения» европейских государств.
Я уверен, что тренды единства и многообразия, при наличии ясной государственной стратегии и доброй воли, не противоречат, а дополняют друг друга.
Именно такую политику мы проводим на протяжении всех двадцати сессий Ассамблеи народа Казахстана.
И эта политика полностью себя оправдала!
За годы Независимости мы выработали свою модель межэтнического единства.
В новых условиях, когда мы приступаем к Стратегии до 2050 года, мы должны обратить многообразие общества себе на пользу.»
(из выступления Н.Назарбаева на XX сессия АНК)

Как результат, у первой в реалиях СНГ современной модели рыночной индустрии, максимальный объем иностранных инвестиций в регионе, более 160 миллиардов долларов, одна из 50 крупнейших мировых экономик и призовое место в пятерке самых динамично развивающихся стран мира. Вблизи не видно оппонентов.

Что же новая стратегия?
Так или иначе, в жизни каждой нации происходят некие моменты водораздела, когда линия собственного развития жестко пересекается с историческим временем.
Порой стихийно, много лучше осознанно и далеко не всегда самоочевидно. Примеров достаточно, от высеченного в известняке свода Хаммурапи и скрижалей Завета до Кодекса Наполеона и Устава ООН.
Вряд ли собиравшие манну в пустыне скитальцы сразу осознали безвозвратную перемену их жизненного уклада, как и появление ООН не так чтобы отразилось в быту средне-европейского обывателя.
Просто каждое из этих событий навсегда закрыло прошлый, сравнительно обжитой мир и звоном будильника сообщило о наступлении «завтра». Пропустившие звонок оставляют календари майа, то ли как эпитафию себе, то ли как прощальный совет потомкам.

Чувство исторического рубежа абсолютно присутствует в программе «Стратегия-2050», где подобно десяти заповедям, перечислены десять глобальных вызовов новой мировой реальности.
Первое место по праву занимает «ускорение исторического времени». Стоит вспомнить год прошедший, в котором плотность событий на временной шкале росла по кривой вывода спутника на орбиту, как впрочем и за весь период от первого кризиса 2008-го. Перечисленные в документе вызовы с одной стороны совпадают с принятым ООН, Глобальным прогнозом развития цивилизаций до 2050 года, но совершенно конкретно приведены к реалиям Казахстана. И если угроза глобальной продовольственной безопасности скорее дает новые перспективы аграрному потенциалу, то острый дефицит воды проблема как внутренняя, учитывая немалую территорию и темпы развития страны, так и внешняя. Географические соседи Казахстана не относятся к числу стран, изобилующих водными ресурсами.
Глобальная энергетическая безопасность также предъявляет особые требования ко второму в Евразии обладателю энергоресурсов, как в планировании добычи, так и в отношении четкого баланса национальных интересов с партнерскими обязательствами.

продолжение следует                                      

Артур Новиков                                       16.05.2013