Астана. Future is the Rocket.
«…удел человечества в том и состоит,
чтобы без конца измерять расстояния от того места,
где мы находимся, до того, где мы хотим быть.»

Рей Бредбери

Как-то так исторически сложилось, что в Казахстане постоянно происходят совершенно новые постановки из репертуара нашей современности. Просто как в одноименном театре (Современник) того самого периода, когда театральное искусство интересовало хотя бы интеллигенцию (не помню значения данного термина, но он попросту красив) и ходить в театр было признаком хорошего тона. Хороший тон – это когда вы не завидуете вашим знакомым, улетевшим на отдых в Анталию, поскольку сами недавно вернулись с Лигурийского побережья.

Итак, да будет нам в память, что именно Казахстан открыл всем, включая Илона Маска, космическую эру. Также, любой смартфон, который держит в руках каждый следующий землянин, компании-флагманы нашего времени Apple, и в особенности Google, поток коллективного сознания имени Марка Цукерберга, более известный как facebook и фильм Alien Ридли Скотта имеют общую alma mater, располагавшуюся на 5-м научно-исследовательском полигоне Министерства обороны СССР «Тюра-Там», получившее впоследствии звонко-космическое имя космодром Байконур.
Там, на ракете-носителе Спутник, вышел на орбиту Земли, и в новую реальность землян одновременно, первый искусственный спутник ПС-1 (Простейший Спутник-1).
Архетип и прообраз всех будущих мессенджеров и чатов весом в каких-то 84 кг с незабываемым «бип – бип» жизнерадостно облетал планету, виток за витком заводя спираль информационной эры.
«Тот огонёк в небе сделал человечество бессмертным. Земля всё равно не могла бы оставаться нашим пристанищем вечно, потому что однажды её может ожидать смерть от холода или перегрева. Человечеству было предписано стать бессмертным, и тот огонёк в небе надо мной был первым бликом бессмертия.» - Рей Бредбери.

К слову отметим, излюбленные термины нашего времени, переживающие сейчас кораблекрушение в прямом и переносном смысле объединенной частью Europe, а именно плюрализм и мультикультурализм, также имеют крепкие казахстанские корни.
Нельзя сказать, что возникли они таким уж естественным образом, поскольку к их появлению на благодатной почве Казахстана изначально приложила руку самодержавная администрация, а затем и Союз Нерушимый.
Проклятый царизм натурально полагал солончаки и степи Казахстана наиболее подходящим местом для творческого роста таких выдающихся людей как Федор Достоевский, Тарас Шевченко и немалое число других. Советская власть подошла к вопросу намного масштабнее.
Сначала сталинские спецпоселения, невиданная миграция промышленности военных лет, затем хрущевская посевная лихорадка, реалии «холодной войны» и, немаловажно, огромный потенциал природных ресурсов, создали абсолютный максимум условий для создания на территории республики действительно многонационального сообщества. Чудесное, но несколько вышедшее из моды слово «интернационализм» полностью ему соответствовало.
Таким образом, в плавильной реторте алхимического процесса, имя которому Диалектика, а компоненты - Время, Место и Социум, образовался природный (! подчеркнем!) конгломерат, ставший ныне народом Казахстана.
При этом не будем забывать, реторта ретортой, диалектика диалектикой, но изрядное число казалось бы совершенно консолидированных сообществ вдребезги разбилось об порог Прекрасного Нового Времени.
С падением Берлинской стены довольно многое в Европе и мире также потеряло устойчивость и, подобно волчку с N-мерной траекторией, пытается обрести ее по сей день.
Что касается РК, то взяв временные отрезки в 25 (начало строительства независимого государства), 50 (завершено освоение целины) и 150 лет (по указу Александра II определены практически нынешние границы республики), то мы не увидим пасторали, как не увидим и гротеска в стиле позднего Гойи. Степная ли ментальность, душевные качества народа, колебания ноосферы или же особенности этногенеза данных мест, но - взаимная уживчивость, веротерпимость и культурный обмен, дали некоторый эффект мягкого(плавного) синтеза множества национальных элементов в новую устойчивую структуру. Которой, по предположению автора, плюрализм, толерантность и мультикультурализм, оказались естественно-свойственны несколько -до- появления и фетишизации данных определений.

Зная, что без Ноя утонул бы и ковчег и ни слова не говоря о роли личности в истории, поскольку некоторые теории предполагают, что история без-личностна, в свою очередь некоторые теоретики рассматривают ее не как науку, а как систему временно устоявшихся идеологических паззлов, предположим, что личность первого президента Казахстана обеспечила как минимум отсутствие кораблекрушений лайнера Республика Казахстан в довольно бурном океане Past-n-Future.
При том, что лоция у всех капитанов одна и называется она time-is-now, читают ее, к сожалению, не все, а пользоваться умеют вообще единицы.
«Как я считал, у государства должна быть голова, то есть лидер, в котором нация, при всех своих колебаниях в ту или другую сторону, видит человека, отвечающего за самые существенные вопросы, и гаранта своего существования». – генерал Шарль де Голль.
Лирическое отступление, простите и продолжим.

Итак, 10 июня великое (именно так) мероприятие в Астане началось, вопреки благоразумию.
Под благоразумием следует понимать искренний порыв любого частного лица или же совокупности лиц, распорядится финансовыми потоками которых у них нет или к управлению которыми они не допущены, с благой и непременной целью - ко всеобщему добру и процветанию в текущем времени.
Вообще практики не у дел, и внутренние министры субстанция довольно забавная, разве что изредка раздражающая. Что есть конечно не наших времен ноу-хау, представим только как различные Джакопо, Джованни и примкнувший к ним Пьетро критиковали строительство, предположим, Пизанской башни.
Великая чума, унесшая в могилу пол-Европы еще не отступила, сельхозпроизводство не в состоянии догнать даже стагнацию, свобода слова притесняется по всей Италии, оппозиционеры Данте и Боккаччо в изгнании, о каких стройках века речь? В международном, стало быть, масштабе? Что на подобное ответить? – разумеется всегда, вне времени и географии, правы именно Джакомо, Пьетро и Джованни, по плоскости текущего вопроса.

В глубину им не нырять.

Далее рассмотрим, по экспоненте.
Бюджет подготовки ЕХРО-2017 (без неподдающихся учету расходов на обслуживание, ремонт и проч.) составил более 3 млрд. долл.
Цифра, которая вероятно плющит в лепешку здравый смысл обывателя, равно как Hammer миф о социальной справедливости, но, возьмем к примеру эмират Дубай.
На недавно расположившийся там искусственный(sic!) Архипелаг Мир, состоящий из островов площадью от полутора до пяти гектар было затрачено порядка $14 млрд. На них со дна морского было вычерпано 321 млн тонн песка, в свою очередь на дно уложили 31 млн тонн скальной породы.
Цель проекта? – Будущее, Future is our Goal!
Частные городки на Архипелаге будут распроданы клубу мировой элиты, бюджетная прибыль, как предполагается, станет альтернативой поступлениям от продажи нефти и придаст совершенно иную динамику развитию всего региона. Взяв в расчеты географию, наблюдаем:
- запасы пресной воды на уровне статистической погрешности
- индустрия сельского хозяйства за ближайшим морем
- колоссальные энергозатраты только для поддержки текущего уровня цивилизации.
Сместив акценты, даже как-то скромно становится за Астану, но, это ложная скромность.

Астана первая в мировой практике ЕХРО столица-подросток, 19 лет от роду, принимающая у себя всемирный техно-бомонд такого масштаба.
Привычные фразы, что столица РК первая в современной Центральной Азии и постсоветском регионе выиграла право на best-of-the-best инновационного мега-шоу возможно для многих уже клише, тем не менее, актуальность сохранится не только сегодня. Дело в том, что таким образом Астана одним плавным движением выносит с задворок на авансцену мировой экономической политики весь регион и это уже не эпизод, а тектонические процессы.
Ранее при взгляде на Восток (за Урал, чтобы никого не обидеть) был виден только Китай, теперь панорама несколько шире, и палитра разнообразнее.
К Китаю мы еще вернемся с высоты ЭКСПО – СФЕРЫ, прощальный взгляд на Дубай.
/ремарка в сторону: флот армии США получит самый дорогой корабль в истории, сообщает CNN. Стоимость нового авианосца Gerald Ford составляет, по некоторым данным, 13 миллиардов долларов. no comment. /
Путей прогресса Google не подскажет и, чтобы не рассказывал Тёма Лебедев, не все ответы в мире знает Yandex. Наверное, так сложилось в Высших Сферах, что Дубай назначен местом проведения юбилейной выставки EXPO-2020 – Connecting Minds, Creating the Future.
В полном соответствии с традициями Тысячи и одной ночи, заповеданных легендарным Гаруном аль-Рашидом, только в инфраструктуру города будет инвестировано порядка $7 млрд.
Не будем вдаваться в губительные для европейского рационализма подробности, отметим лишь что архитектура выставочного комплекса будет сочетать в себе инновационный дизайн + экология.
В переводе на практику – 50% потребляемой электроэнергии будет добываться из возобновляемых источников, из которых 50% будет генерироваться непосредственно на месте проведения выставки.
Как видим, Astana – 2017 Future Energy задает неплохую преемственность в дальнейшем эко-развитии планеты.
Слова одной из поэм правителя Дубая шейха Мохаммеда бен Рашида Аль-Мактума
Советуйся только у мудрых.
Не всякий, кто сел на лошадь – наездник.
Пиши на воде – кто раньше это делал?
Для трудностей созданы великие люди.


Экология безусловно прекрасна, но энергетическая безопасность цивилизации тоже, знаете ли, не пустяк. Классическим образом она подразделяется на четыре основных элемента:
* Availability – физическое наличие
* Accessibility – физическая досягаемость
* Affordability – экономическая доступность
* Acceptability – экологическая приемлемость
Временные координаты предполагают долгосрочную и краткосрочную энергетическую безопасность, которой присущи четыре градации пространственного измерения:
- глобальный уровень
- межнациональный уровень
- региональный уровень
- локальный уровень.
Если мы с данной точки зрения присмотримся к Казахстану, то увидим, что три основных элемента:
- наличие
- досягаемость
- доступность
более чем удовлетворительны в радиусе 2-3 ближайших поколений.
Нефтяные ресурсы, классические угольные залежи Экибастуза, запасы урановой руды создают устойчивый энергетический каркас для полноценного развития республики и закрывают вопрос как минимум среднесрочной энергетической безопасности.
Пристально глядя в пространство, без учета локально-региональных подробностей, видим ту же картину маслом.
Энергетический потенциал природных ресурсов дает возможность взаимовыгодно обеспечивать группу взаимосвязанных, образующих локальную цивилизацию стран, в нашем случае евразийскую.
На глобальном уровне, который отражают меняющиеся энергопотребности и источники их удовлетворения в глобальной экономики, также не наблюдается предпосылок к обесцениванию или серьезной верификации по востребованности национальных богатств Казахстана.
Что же тогда основная концепция Астанинского вернисажа «Энергия будущего» - сны Уэллса или Жюль-Верновская прихоть?
Прагматический футуризм видимо будет самым точным ответом.

И несколько слов о китайских фонариках, точнее о балансе взаимодействия Астаны и Пекина.
Как нам известно еще со времен Лао Цзы и коллеги его, Пифагора, все Насущное совершается Вовремя.
Насущным здесь положим презентацию Председателем КНР Си Цзиньпином в 2013 году концепта One Belt & One Road (звучит настолько же эпохально как rock-n-roll, а саунд термина – это очень серьезно, поверьте), а Вовремя - практически тогда же 152-я Генеральная Ассамблея Международного бюро выставок определила Астану местом проведения ЭКСПО-2017.
Данное не-случайное и не-совпадение в первую очередь говорит о сугубой функциональности проходящей сейчас Выставки.
Дело в том, что именно через Казахстан будут проходить три базовых маршрута Нового Шелкового Пути, а Астана по определению становится супер-хабом на реализуемой в ближайшем будущем глобальном магистрали.
Что из изложенного непосредственно следует?
Вероятно, в первую очередь то, что по окончанию Выставки результатом, кроме приятных воспоминаний, будет востребованность всех построенных на сегодня сооружений Выставки.
Ключевому узлу трансконтинентальных потоков, какими собственно и становятся Астана, и Казахстан в целом, не только по факту One Belt, просто жизненно необходима высокоразвитая офисная индустрия.
Данный термин подразумевает представительства международных банков, транснациональных корпораций, управляющих структур, т.е. зданий, подготовленной армии клерков и коммуникаций, все и вся, без чего не обойтись любому Гонконгу(Нью-Йорку), где бы он территориально не находился.
Закончим же наше эссе тем, чем и следует заканчивать любое хорошее дело, а именно добрыми пожеланиями.
Viva Astana!
Hasta Victoria siempre!




Артур Новиков                                        24.06.2017