Город мимолетный навсегда

“dark they were, and golden eyed”
Ray Bradbury
«у Черного моря
у самого синего моря..»
Леонид Утесов
ITGL

Есть на Земле такие места, которые просто сами по себе обуславливают возникновение там городов. Природой, ландшафтом, множеством и множеством не поддающимися историко-геодезической логике вещей, которые смешиваясь в неповторимом коктейле со временем являют нам в конечном итоге свое главное и неповторимое произведение — Город. Никто не отрицает того факта, что города строят люди, иногда даже по изначальному замыслу и с генеральным планом в руках. Да такое случается, не скажем редко. Но почему они строят его именно в этом месте, на берегу этого моря, у излучины этой реки, на этих семи холмах, или в той долине, где горы высоки и так прекрасны? И покажите мне архитектора, способного ответить на такой беспредельный по своей наивности вопрос.

Одесса во всем и навсегда город мелочей, штрихов и эпизодов, любая попытка цельной картины также абсурдна, как роспись гуашью песков Ланжерона. Она как французское кино эпохи интеллекта (незнакомых с термином отсылаю в Википедию, наберите Франция, 60-е и усните на третьей строке) где реальность жива и текуча, как черноморская медуза в руках и где некогда щуплый Бельмондо в очках рассуждает о странностях Сартра.
Вероятно такой же странной цельностью мимолетного, но ощутимого что летняя гроза на Приморском бульваре, обладают города-синонимы Одессы, Неаполь, Марсель, и так, без дурных обмороков в зале — Нью-Йорк. Недаром именно в этом вселенском мегаполисе беспокойные сыновья и дочери великой южной мамы основали ее малый филиал — Брайтон-Бич.
Что же, весь наш мир загадка совпадений, и не спрашивайте меня почему. Может и потому, что первый американец посетивший Одессу, некий Сэмюэл Клеменс, впоследствии назвавшийся Марком Твеном, принял Одессу так за родной почти себе Нью-Йорк.
Слово имеет классик:
«Я давно не чувствовал себя так дома, как в Одессе. Она имеет вид совершенно американского города: прекрасные широкие, прямые улицы; низкие дома (в два или три этажа), просторные, чистые, свободные от всяких архитектурных украшений; гороховые деревья (их называют здесь акацией) окаймляют тротуары; улицы и магазины имеют суетливый и деловой вид; знакомая новизна проглядывает в домах и во всем; а поднимающееся облако пыли до такой степени напомнило нам сходство с нашей дорогой родиной, что мы едва могли удержаться, чтобы не пролить несколько благодарных слез и не произнести проклятий на американский лад. Тут ничего не напоминало нам, что мы в России. Но когда мы, пройдя немного дальше по улице, увидели странной архитектуры церковь, а потом извозчика в какой-то длинной юбке - иллюзия исчезла!»
И что добавить?

Писатели потом Одессу полюбили, в основном так конечно местные.
У нас любая мода быстро приживается, хоть американская, хоть французская, хоть монгольская. Последнюю конечно завезли чуть много раньше до Одессы, зато держится она, фрагментарно кто спорит, вот вам по сю секунду лет.
В некотором смысле Одесса сделалась и писательской Меккой и ,в тоже время, писательским рассадником или делаем красивше — оранжереей, так чтоб не сказать за ботанический сад. Поясню вам эту мысль, имейте слушать.
В Одессу приезжали кто сам додумался, кому подсказали, а кого доставили с малым конвоем, такие гиганты мысли как: Пушкин Александр Сергеевич, Адам Мицкевич, известный Горький, популярный Куприн, будущий нобелевский лауреат Иван Бунин, прославленный в той Москве Олеша и известный за весь еще РСФСР Вениамин Каверин, просто лауреат Паустовский и, извиняюсь, даже сам Исаак Бабель.
Или он в ней уже родился?
Неважно, потому как родится это тоже в некотором роде переехать из места спокойного во всех отношениях вы сами понимаете куда.

Но, и здесь мы держим паузу, таланты в Одессу не только ездят, они из нее и выезжают, притом местные и надолго. И не потому что в Одессе им тесно или допустим мало покушать. Просто Одесса щедра, как редко какой город в этом мире и таланты в ней не переводятся. Мы не будем говорить за таких людей как Миша Япончик, хотя это тоже талант, правда не публичный, в хорошем смысле этого слова.
Мы говорим о литераторах.
Вы вслушайтесь в эти имена — сам Михаил Жванецкий, Валентин Катаев, видимо братья, не так что уверен, Ильф и Петров, все они родились в городе у моря, чтобы светить потом по всему миру, а не только в Москве или на Брайтон - Бич.
Кто там спорит, конечно Одесса в основном производила и производит музыкантов и на всю вам Америку сразу, но к музыке мы возможно еще вернемся.

Слышали и за такое, что к рождению Одессы приложили руку масоны.
Но, если во-первых, мало ли что там люди говорят, а во-вторых куда и что они только не прикладывали.
Можете для примера достать из кармана доллар и посмотреть на него с той стороны. Так может быть что его там нет, вы его вчера отдали соседу Фиме за тот долг, что он уже не помнит. Нужны вам тогда те масоны? Поверьте, вы занятой человек, вам есть куда думать кроме.
Правда отцы-основатели города, де Рибас, герцог де Решилье, де Ланжерон, де Волан и, единственный русский в этой компании, граф без «де» - Воронцов, кажется таки ими были.
Но что нам разница? Как писал проезжавший мимо и недолго Маяковский -
“Я знаю — город будет,
Я знаю — саду цвесть,
Когда такие люди...”
Знал он немного за другое, но именно таких людей привели азарт, судьба и авантюра(без этой троицы что в мире происходит?) на этот благословенный берег у самого синего моря и город расцвел.
Не знаю как в скобках, но так наверно спасибо за Одессу и Национальному Конвенту Франции, особливо гражданам Марату, Дантону и Робеспьеру. Страшно сказать, не будь они такими революционерами, и кто бы нам строил Одессу?
Гражданин конечно звучит гордо, но как в то время, так наверно и больно, несмотря на талант д-ра Жозефа Гильотена и его сердобольных до сограждан учеников и соратников.

Одесса город миро-сотворенный и дух Рима веет над ней.
Просто совпадения гения места и человеческого гения не так уж часты на нашей удивительной планете. Говоря о духе Вечного Города на берегу Понта Эвксинского, мы обыденным словом передаем ощущения каждого побывавшего здесь — этот Город был всегда.
Не откровение для любого одессита конечно.
Он и мысли не допускает, что где-то там в написанной истории не было скажем Привоза или, что даже не представить, улицы Раскидайловской, Дюковского сада и так чтобы не вслух — самой Потемкинской лестницы.
История транспарантна, как ее не излагай. И мерцающая прозрачность человеческой летописи, природы и среды обитания, проходит неспешным шагом Вселенского Со-Бытия от где-то там Гизы, Фив и Вавилона, потом Большого Китайского забора(от кого бы?), через Палантин и остров Ситэ и, немного постояв на Дерибасовской, отправляется дальше по дороге к Ист-Ривер, Бруклину и не так чтобы видному отсюда красивому городу Сиднею.

Потому не так что извиняюсь, но нет смешнее разговоров за национальную(государственную) принадлежность Одессы.
Одесса = это Название Государства, так вы мне извините, Одесса вам не это.
Odessa est Odessa dicit quod omni, говоря языком суровых римских проконсулов.
Все также как на каждом люке или фонаре Вечного Города указанно SPQR (Сенат и граждане Рима) не вспоминая за новорожденную в позапрошлом веке Италию.
Здесь нет политики, только естественность не-банального симбиоза места, времени и людей. В котором, и так уж распорядились Провидение или исторический материализм, есть римляне, парижане, неаполитанцы, алма-атинцы, одесситы и нью-йоркцы, а вот все остальные уже по паспорту.
***
Одесса это jazz. В том самом исконном-и-посконном изначальном смысле этого слова.
.. в Одессе так много странных людей, что любой обычный, назовем человек, становится экспонатом уже при этой своей жизни. На него ходят посмотреть всей Молдаванкой и так даже с улицы Канатной, не скажу с Дерибасовской.
Нет, вы имейте мысль, кто пойдет с Дерибасовской?
Когда они там все с конца исторического материализма уже ходят себе по Хайфе, и не так чтобы ходят. Их имеют возить внуки тех детей, которые во сне видят Брайтон и думают что то таки Одесса.
Ша, продолжение следует..


Артур Новиков.