Эскиз, палитра, государство

Наша мысль должна работать не в духе летаргической ментальности прошлых веков,
а в соответствии с представлениями о скорости и действии нашего века.
Мустафа Кемаль Ататюрк
Если вы сможете найти путь без каких-либо препятствий,
он, вероятно, никуда не ведет.
Эрнесто Че Гевара

I.

Создавать уникальные вещи несложно, в них достаточно верить.
Мы говорим не столько о шедеврах, сколько о всех заметных результатах человеческих мыслей и действия.
В действительном смысле, швейная машинка Зингера, полет Юрия Гагарина, основание Библиотеки Конгресса и первый литр пастеризованного молока - все суть явления одного порядка и значения. Поскольку ничего, кроме веры и попутного ветра, не было у пассажиров заурядной шхуны с трогательным названием ”Боярышник”(Mayflower), которые сами себя в романтике тех дней назвали пилигримами.
Прошло изрядное количество лет, пока благодаря их вере, рукам и высокому умению видеть себя в результате всех, появились штаты Мэриленд и Вирджиния, сигареты Marlboro, iPhone, Диснейленд и экспорт демократии в произвольно взятом направлении.
Невероятно, если вспомнить, что в те времена отсутствовали МВФ, ЕБРР и иные уважаемые институты помощи неофитам в построении государства с нуля. И в тоже время все верно, поскольку никто не нарисует вам Honeyland (молочные реки, кисельные берега — eng.), пока вы не возьмете лист бумаги и карандаш в руки сами.

Здесь коснемся довольно редкой в кухонной политологии темы, называемой социальная мифология.
Своим возникновением в осознано-рациональном мире она обязана французскому философу и марксисту Жоржу Сорелю, предоставим слово автору:
«Миражи разного рода постоянно воздействуют на человеческий разум... Особенно это проявляется в производстве, где самые неожиданные фантазии оказываются стимулом к промышленному развитию».
В изложенном мы ясно наблюдаем марксистко-ленинские корни автора, но в не-явленном идеализме наших дней представляется следующее:
- Успешный социальный миф, а именно природный по географическому положению и естественный в национальном созвучии, скрепляет общество подобно римскому цементу. Чем во многом, если не всем, задает общественную динамику, ритмику и структуру живого государственного организма.
Национальный здесь не означает соотносящейся с какой-либо доминирующей в стране народностью, но отвечающий духу нации как полиэтнической композиции в целом.
Идеализацией здесь и не пахнет, наглядных исторических фактов отыщется в избытке. Американская мечта — самый обыденный пример, поразительно, что этой обыденности в текущем году исполняется ровно 240 лет. И любая попытка сообщить миллионам(не преувеличение)стремящимся в United Honeyland то, что идея несколько устарела, а реальность далеко не та, окажется, мягко говоря, не успешной.
Безусловно, мы не будем рассматривать Китай.
Страна, в которой каждая эпоха носит собственное имя, а количество таковых вне пределов разума среднестатистического гражданина, заслуживает отдельной монографии. С другой стороны сама по себе Поднебесная уникальный миф как всемирной истории, так и современного миропорядка, и единственный пожалуй пример мифологии, абсолютно воплощаемый реальностью..

Что же Республика Казахстан?
Воспримем приведенные в заголовке статьи слова с улыбкой, хотя бы потому, что все серьезно.
При этом отметим, что классики державного благоустройства от Фукидида до Бисмарка Отто и Рузвельта Франклина, не концептуализировали противоречия, как постулаты динамичной и восходящей общественной эволюции. Кто полагает, что государственное устройство не способно избегать системных и социальных противоречий, пусть вспомнит Великую Степь.
Итак, в начале была Степь.
Пространство, это пристрастный создатель как душ отдельных людей, так и целых народов.
В этом смысле соединение национального характера и национального пейзажа является одной из самых постоянных субстанций на свете.
Рим никогда не возник бы в Альпах, равно как и Лондон в дельте Меконга. Не будь Акрополя и Палатина, мы вероятно до сих пор не имели бы представления о демократии и праве в их высоком классическом смысле. Не возникни на отвоеванной у Северного моря земле Амстердам, что бы мы понимали в свободе личности, бриллиантах и мировой торговле?
Что уж сказать о влиянии на человека, этнос и новорождаемые государства, слепка с Бесконечности (cast infinitum) протянувшегося от озера Балатон до Японского моря?
Продолжив поэтические аллюзии, не лишенные прагматики содержания, представим Великую Степь как некую проекцию Млечного Пути на Евразийский континент и данное сравнение окажется во многом оправданным. Степь - колыбель народов с незапамятных времен, и с точки зрения зарождения государств, империй и племен их создававших, просиявших и отсветивших свое в галактике людской истории, сопоставления с иными регионами абсурдны.
Quia terrae est et populorum ipsum. Quod dictum est.

На прошедшем 9 марта этого года республиканском форуме Ассамблеи народа Казахстана «Наша сила в единстве», посвященном 25-летию Независимости Казахстана сходный тезис прозвучал в речи президента РК Нурсултана Назарбаева. Отметив, что сегодня по всей стране функционируют 962(!) этно-культурных объединения, он сказал:
- Все это свидетельствует о том, что Казахстан является родным домом для всех своих граждан. ХХ век был суровым для многих, включая переселенцев и насильно депортированных, нашедших приют на казахстанской земле. Отмечавшееся весь прошлый год 20-летие Ассамблеи ознаменовало, что единый казахстанский народ вместе создает будущее нашей Родины и наших детей.
Живя вместе, мы делаем друг друга духовно богаче и мудрее. Наш народ может по праву гордиться уникальной политикой мира и согласия, способностью к дружелюбному соседству, стремлением к стабильности и спокойствию.


Еще раз внимательно прочитав последнее предложение, включим Euronews или CNN, что больше по вкусу. Скорее всего минимум один из сюжетов прозвучит именно так:
- Тысячи беженцев на греко-македонской границе продолжают ждать своей участи в палаточном лагере. Скученность, сырость и холод создают здесь идеальные условия для возникновения и быстрого распространения инфекционных заболеваний.
Обитатели лагеря не оставляют надежду пересечь границу. Для многих из них это уже стало вопросом жизни и смерти.

Не впадая в крайности кухонной риторики и оставив вопрос «Кто виноват?» писателю Герцену, рассудим с точки зрения общественной беспомощности.
Как представляется, в настоящий момент устоявшиеся демо-социальные институты при всей развитой экономике не стали панацеей на изломе темпоральной волны. И цена явленного контраста для рядовых граждан стран по обе стороны барьера цивилизаций порой становится безмерно высока. Говорим именно о барьере, понятно, что контемпоральный мир един и глобален, вот только каноны образующие его отличаются не меньше, чем Гиза от Палантина.

Создаваемые повсеместно в Европе благоустроенные лагеря для беженцев также сложно отнести к удачному рецепту. Собственно, это ни что иное, как строительство замкнутых национальных анклавов, которые с высочайшей степенью вероятности никогда не будут абсорбированы материнской средой. Удивительно, но наблюдаем те же грабли, на которые уже наступала Франция периода 60— 70-х годов.
Северные округа Парижа, в особенности Бельвиль или район станции метро Сталинград(!), которые активно развивались начиная с 50-х как промзоны и спальные районы с массовым привлечением рабочей силы из Алжира и прочих стран французского Магриба, сейчас ничто иное как суверенные общины, связанные с остальной Францией только общей валютой и супермаркетами.
Любопытно, что именно в Бельвиле(Прекрасной деревне) начинал свою карьеру один из самых ярких политиков Европарламента, Даниэль Кон-Бендит. Студент факультета социологии и безусловный лидер студенческого движения и борьбы за права иностранных рабочих, сегодня вряд ли пожелает навестить места бунтарской юности, даже в сопровождении усиленной охраны.

Один и, возможно, единственный ключ для решения подобных проблем - есть институт национальной гармонизации, т.е. именно та государственная структура, которую создал Казахстан в лице Ассамблеи Народа Казахстана. Подчеркнем, что на сегодняшний день Ассамблея действительно уникальный опыт не только для пост-советского региона, но и в целом на континенте.
Анализируя роль данной институции в гармонизации национальных отношений, президент РК отметил:
- В этом велика роль Ассамблеи народа Казахстана. За эти годы она сблизила этносы страны, продемонстрировала лучшее, что есть в каждой из культур. Обряды каждого этноса, на первый взгляд, не похожи, но имеют один и тот же смысл. Совпадают время и поводы этнических праздников, хотя мы называем их по-разному. Мы с удовольствием участвуем в праздниках всех этносов, потому что казахстанцы сумели создать особый дух единства, мира, спокойствия, счастья и добра.

Оптимизм безусловно лучшее лекарство при затянувшемся мировом авитаминозе, и первую часть нашего обзора закончим именно этими словами.

продолжение следует

Артур Новиков                                        17/03/2016