интервью 2.09.2013     Украинский Выбор. Позиция Здравого Смысла.
Интервью Виктора Медведчука телеканалу «Khabar» (Республика Казахстан)

Аида Хаметжанова.: Виктор Владимирович, в украинском парламенте активно обсуждаются вопросы Таможенного союза, Евросоюза. Какова, на Ваш взгляд, реальная позиция Украины?

Виктор Медведчук.: Вы знаете, у руководства украинского государства в контексте вашего вопроса странная позиция.
Дело в том, что подписание партнерства на уровне 3 + 1 (где три страны — полноправные члены Таможенного союза и Украина) и сотрудничество одновременно с Европейским и с Таможенным союзом — это все не более чем отговорка руководителей нашей страны. Они не дают прямого ответа, — куда, в каком направлении будет двигаться Украина. Почему?
Мы и сегодня сотрудничаем и с Таможенным союзом, и с Европейским Союзом, но нам предлагают усилить или активизировать сотрудничество именно на западном векторе экономической и политической интеграции. Чем и является возможное подписание Соглашения об ассоциации с ЕС и Зоне свободной торговли. И это нечто другое. Во-первых, нам никто не предлагает членство в Евросоюзе. Нам предлагают подписать Соглашение, согласно которому Украина должна взять на себя обязательства, которые когда-либо принимались, приняты, действуют и которые в будущем будут приниматься в ЕС. Но — без участия Украины. С другой стороны, если это подписание состоится, Таможенный союз по вполне объективным и естественным причинам должен ввести защитные меры для своего экономического пространства.
С одной стороны, Украина должна будет выполнять обязательства перед Евросоюзом, что приведет к свободному проникновению на украинский рынок продукции из ЕС. Она, естественно, будет вытеснять украинские товары, потому что отечественный производитель пока еще проигрывает по своей конкурентоспособности. С другой стороны, мы теряем рынки на Востоке.
В первую очередь, не столько во всем СНГ, сколько в странах Таможенного союза, наших основных экономических партнеров. Высказывания украинской власти по этому поводу — не более чем отговорка и попытка завуалировать проблему.

И когда задают вопрос, где же логика в высказываниях руководителей Украины — президента и премьер-министра — отвечаю: экономической логики в этих высказываниях нет. Может, в этом проявляется их политическая воля или политическое желание? Но тогда это нужно признать и открыто сказать обществу, государству, гражданам Украины: дескать, мы идем по пути такой-то политической выгоды. И эту «выгоду» следует озвучить, дать ей определение.
Но сделать это чрезвычайно сложно, поскольку «выгоды» эти — в ущерб экономическим интересам Украины. Ущерб, который закончится значительным ростом безработицы, - и это естественно, потому что украинская продукция будет вытеснена из стран ТС, в контексте ее реализации, и она хлынет на отечественный рынок. Повторюсь, в свою очередь, ЕС заключает с нами Договор о Зоне свободной торговли, чтобы сделать свободным проникновение на территорию Украины своей продукции, тем самым получить рынок 45-миллионной страны. Это очень важно для Евросоюза, особенно в нынешних условиях экономического кризиса. Однако такие действия приведут к тому, что наши предприятия, не выдержав конкуренции, будут закрываться, вырастет безработица. А значит — сократятся поступления в доходную часть бюджета, усилятся экономические дрязги, несущие серьезный ущерб и стране, и в первую очередь людям.

А.Х.: Правильно ли я вас понимаю – вы считаете, что Украина должна ориентироваться на Восток, т.е. стать членом Таможенного союза?

В.М.: Естественно. Это позиция не только Общественного движения «Украинский выбор», которое я представляю. В течение последнего полугодия мы почти навязали обществу, и в первую очередь власти, дискуссию на эту тему. Дискуссию о том, что нельзя просто соглашаться на какой-то путь. Его надо выбирать, и причем не без участия общественности. Мы утверждаем, что для нас восточный вектор экономической интеграции, а это вступление в ТС, Единое экономическое пространство, в будущем и Евразийский экономический союз — главная цель. Только в этом случае Украина, народное хозяйство страны сможет сохранить в первую очередь свои высокотехнологичные отрасли. Такие как авиастроение, ракетное, космическое, приборостроение, машиностроение. Вступление в ТС будет иметь также большое значение для АПК страны, а также тех отраслей, которые ориентированы на восточные рынки и находят там сбыт своей продукции. Если мы этого не сделаем, то все эти отрасли прикажут долго жить. Они исчезнуть, и для Украины наступит тот процесс, который именуется как деиндустриализация.
Мы используем аргументы, которые приводят известные эксперты, специалисты ведущего экономического института НАНУ, Института экономики и экономического прогнозирования. Они в 2012 году сделали заключение о перспективах вступления Украины в ТС, среди которых:
- во-первых, экономические преференции в объеме 10 млрд. ежегодно, которые Украина получит уже потому, что будут ликвидированы пошлины на нефть, нефтепродукты, уменьшатся цены на газ; и те 10 млрд. долл., которые Украина не будет выплачивать в первую очередь РФ, останутся в отечественной экономике.
- во-вторых, от развития высокотехнологичных отраслей, — экономический эффект в рамках Таможенного союза для Украины как 4-го участника ТС (а может, к тому времени уже и 5-го, поскольку Армения заявила, что тоже идет по пути вступления в ТС) будет увеличиваться ежегодно за счет поступлений в доходную часть бюджета на 12,2 млрд. долл.
Я еще раз хочу акцентировать внимание на том, что расчет был сделан нашими учеными-экономистами, институтом НАНУ, — единственным профильным институтом в этой отрасли. Более того, эти экспертные заключения вызвали естественный интерес на Западе, их проверяли немецкие и австрийские эксперты и подтвердили выводы!
В противном случае — после подписания Соглашения об ассоциации с ЕС —
эффект участия Украины в Зоне свободной торговли даст падение валового внутреннего продукта Украины в течение ближайших лет на 2-2,5 млрд. долл., повлечет за собой сокращение рынка, производства... Эксперты подсчитали, что около 8 тыс. крупных предприятий Украины будут закрыты. Вывод очевиден.
Мы, Общественное движение «Украинский выбор», не отрицаем европейского выбора, мы выступаем за определенные европейские принципы, стандарты, но считаем, что Европу надо строить в Украине. При этом утверждаем, что за нас этого никто не сделает, мы должны работать сами! Да, мы никогда не поддержим такие европейские «стандарты», как однополые браки, ювенальная юстиция и многое другое. Но есть принципы и стандарты, которые нам нужны, и которые мы должны внедрить в нашу жизнь. Но для того, чтобы строить, нужны деньги, а деньги появляются только от успешного развития экономики. И развитие экономика Украины получит только в одном направлении, а оно на сегодняшний день является безальтернативным, — это восточный вектор экономической интеграции.

А.Х.: Некоторые политики, например, члены ВО «Свобода», видят в восточном векторе угрозу национальной безопасности, так ли это?

В.М.: Это намеренная манипуляция.
Ведь когда речь идет об ассоциации с ЕС и создании Зоны свободной торговли, то Украина берет на себя не только экономические, но и политические обязательства. А это уже совсем другое дело!
ТС, Единое экономическое пространство, Евразийский экономический союз — это исключительно экономические объединения стран, как и сказано в уставных документах. А политическую систему в Украине — на выборах и референдумах — будет строить украинский народ. Политическая система, государственное устройство, защита прав и свобод человека, отстаивание законных интересов, независимая судебная система и многое-многое другое — вопросы исключительно компетенции украинской власти и украинского народа. И Таможенный союз вмешиваться в эти вопросы не будет. Ведь политическое устройство Казахстана, Белоруссии или России — это самостоятельный политический вопрос этих стран. Поэтому реплики по поводу того, что мы станем российской колонией, что мы будем подчинены или нас поглотят —пустые разговоры. Колонией мы действительно станем, если подпишем Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, потому что это будет колония не-проникновения, колония не-развития экономики, колония распада и экономического кризиса.
Если мы говорим о цивилизационном выборе, то давайте выясним, что включает в себя это понятие. В Европе лучше? Да, мы согласны, нам нравятся хорошие дороги, автомобили и прочие атрибуты европейской жизни. Нравится, как относится власть к гражданам. Но как достичь такого результата? Что, завтра придут немцы и начнут убирать мусор на наших улицах? А французы будут вкручивать лампочки в наших парадных и освещать сельские улицы? Нет, все это мы должны сделать сами.
Соглашение об ассоциации с ЕС ни в коей мере не может заменить Конституцию Украины. А ведь в нашем Основном Законе написано и о верховенстве права, о независимости судебной власти. Возникает вопрос, а она есть, — эта независимость? Я не последний в Украине юрист, и могу твердо сказать, что нет. Потому, что в Украине сегодня есть ориентация на власть и есть сосредоточение власти в одних руках. То, против чего я долго выступал, отстаивая парламентско-президентскую форму правления, будучи автором конституционной реформы 2004 года. По этой реформе Украина жила три года, потом ее незаконно отменил Конституционный Суд.
Сложившиеся обстоятельства нужно менять. Но они изменятся не под влиянием участников ТС, страны-участницы этого экономического объединения к этому отношения не имеют. В этих вопросах мы не зависим ни от России, ни от Белоруссии, ни от Казахстана, это сугубо внутренний вопрос Украины. А вот когда мы будем в так называемой Ассоциации с Европейским Союзом, которая совсем НЕ гарантирует нам членства в Евросоюзе, то там мы будем выполнять указания, подчеркиваю — указания, в разработке и утверждении которых, участия принимать не будем.
Надо ли это Украине? Я отвечаю: нет! Отвечаю аргументированно. Аргументов же с противоположной стороны, кроме красивых слов, мы не слышим.

А.Х.: Что вы скажете о референдуме по этому вопросу?

В.М.: Безусловно, к референдуму я отношусь положительно. Народовластие — это стратегический программный вопрос Общественного движения «Украинский выбор». Мы считаем, что управлять государством должен непосредственно народ. Сегодняшние социологические исследования подтверждают, что на вопрос «кто должен решать, где должна находиться Украина — в ЕС или в ТС», 23% респондентов отвечают, что этот вопрос должны решить президент и парламент, а 61,5% — что это должен решить народ на всеукраинском референдуме.
Поэтому сегодня наше Движение поддерживает инициативу КПУ о проведении референдума. Более того, наши активисты будут собирать подписи, но при одном условии, — что нам разрешат это сделать. Пока что суд запретил такую деятельность. Власти этот референдум не выгоден.
Принятый в прошлом году закон о проведении всеукраинского референдума является далеко не совершенным, более того, он противоречит Конституции Украины. Тем не менее, и согласно данному закону можно провести референдум. С одним условием — если власть этого захочет.
Ситуация же складывается так, что в Украине все идет по другому пути.
Власти сделали выбор для себя и готовятся к подписанию Соглашения об ассоциации и созданию Зоны свободной торговли, поэтому им не нужен этот референдум, который может дать другой, ими не запланированный, результат. А я уверен, что референдум его бы дал. Граждане Украины проголосовали бы за восточный вектор экономической интеграции.

А.Х.: Ваше мнение о том, что Казахстан вышел на 50-е место по конкурентоспособности в мировом экономическом рейтинге? Считаете ли вы, что этому способствовало членство в ТС?

В.М.: Разумеется. Более того, я скажу, что за это время в данном рейтинге Украина опустилась на одну позицию. Нас подвела наша неопределенность в отношении выбора вектора экономического развития. В то же время зарплаты, пенсии, развитие экономики в Казахстане на сегодняшний день выше, чем в Украине, да и в Белоруссии они более высокие.
Когда мы говорим о заработных платах, то главное, о чем должны помнить —это производительность и эффективность труда. Так вот сегодня, если в России и Казахстане она отстает от Евросоюза в 2-2,5 раза, то в Украине — в среднем в 4 раза. Страны ТС пошли вперед, мы же отстаем за счет нашей неопределенности, от того, что в Украине на первом месте стоит политика. А в жизни так быть не должно, ведь естественным образом политика есть концентрация экономики, у нас же другая формула. У нас концентрация политики является экономикой, а такая экономика не может иметь места.

А.Х.: Почему, по вашему мнению, Кабмин Азарова вот уже три года не может снизить цену на газ? И как вы смотрите на вопросы добычи сланцевого газа в Украине, которые сейчас так бурно обсуждаются?

В.М.: Почему команда Януковича, Азарова, команда власти не может добиться этого снижения? Во-первых, контракт подписан на 10 лет — до 2019 года. Этот документ подписывался при особых условиях. За подписание этого контракта пострадала экс-премьер-министр Юлия Тимошенко, которая, как вы знаете, находится сейчас в местах лишения свободы. Я не хочу сейчас поднимать эту тему, но то, что она находится там, — незаконно и несостоятельно с юридической точки зрения.
Тем не менее, газовый контракт — и ныне действующий и, конечно же, команда украинской власти могла его изменить, что неоднократно предлагалось.
Это то, о чем мы уже сегодня говорили: Украина в составе ТС будет иметь стоимость газа 164долл./1000 куб.м, а не 400 как сейчас. А с учетом событий в Сирии цена может вырасти в ближайшие месяцы до 450-460 долларов. Вот простой ответ.
Более того, тогда Украина могла подписать контракт по цене 250долл./1000куб.м. И вина в этом не России, а тех руководителей и тех обстоятельств, которые сложились на то время в нашей стране. В первую очередь, это вина президента Ющенко, который сорвал переговоры.
Теперь о сланцевом газе. Сланцевый газ — это великолепно. С одной оговоркой: добывать его можно не в густонаселенных районах, а Украина, как известно — густонаселенная страна. И регионы, где его обнаружили, — Ивано-Франковская и Львовская области на западе, Донецкая и Харьковская — на востоке, — это индустриальные, густонаселенные районы. Ученые доказали, что добыча сланцевого газа путем гидроразрыва пластов ведет к загрязнению вод, земельных ресурсов, от чего страдает экология и, естественно, — все это влияет на здоровье людей. По этому поводу «Украинский выбор» отстаивает твердую и принципиальную позицию: сланцевый газ такой ценой — ценой здоровья людей, добываться в Украине не может. Хотя перспективы у сланцевого газа, безусловно, есть. В странах Западной Европы существуют законы о запрете на его добычу, потому что там думают о здоровье своих людей, о здоровье нации, чего не демонстрируют действия нашей власти.

А.Х.: Если Украина войдет в ТС, это снизит стоимость нефтепродуктов?

В.М.: В рамках Таможенного союза пошлины на нефть и нефтепродукты исчезнут, а эта сумма на сегодняшний день составляет около 4 млрд. долл. ежегодно.

А.Х.: А что вы думаете о торговой войне, которую сейчас так оживленно обсуждают?

В.М.: Да нет никакой торговой войны. Россия всего лишь продемонстрировала — вы идете в Зону свободной торговли с ЕС, вы откроете свои границы, тогда и мы будем вынуждены защитить свой рынок.
Ну какой может быть интерес для РФ, если европейская продукция попадет не в Украину, а транзитом пойдет на российский рынок, в Казахстан? От этого же пострадает отечественный производитель в ваших странах, и в целом в ТС. Ведь продукция казахских производителей, как и российская, в большинстве своем пока не может конкурировать на равных с европейской продукцией. А если не защищать отечественную экономику, тогда не будет ни социальных льгот, ни зарплат, ни рабочих мест. Можно поступить так, как поступили прибалты, — они уничтожили все, что у них было и стали рынком для Западной Европы. И не только они, в такой же ситуации оказались и Польша, и Болгария, и Словения, и Чехия.

Артур Новиков.: Можно ли говорить о том, что Украина сама по себе не рассматривается Европой как партнер, а оценивается только как инструмент в политической игре Евросоюза с Россией?

Виктор Медведчук.: Разумеется. Более того, с нами никто не считается. А не считаются потому, что мы не пытались эту функцию использовать. Ведь до 2005 года эта функция была, и Украина считалась влиятельным игроком. И в Восточной Европе, и в России. Она умела выбирать приоритеты, при этом была альтернатива и в вопросах внешней политики. И с Евросоюзом, и с Вашингтоном, хотя после навязанных Украине скандалов с «Кольчугой» и с Ираком, и свободой слова, они зашли в тупик. В том числе с Россией и странами ТС. Мы шли этим путем, и когда я был главой Администрации Президента Украины в 2002, 2004, 2005гг., мы подписали Договор о Едином экономическом пространстве и участвовали в его разработке. Мы закрепили это законом, по которому Украина выбрала четкий экономический курс.

И вот результат: самый большой рост экономики Украины за все 22 года независимости был в 2004 году, — 12,6%. Больше такого роста экономика не знала (только в 2007 году он был на уровне 8%). Таков результат правильной экономической политики.

А.Н.: Можно ли сказать, что украинская власть играет как с Таможенным союзом, так и с Евросоюзом, потому что не видит своей политической перспективы после следующих выборов?

В.М.: Вы знаете, я так сказать не могу, потому что если это игра, то игра во вред себе. Потому что власть, которая сыграет в пользу одной стороны, в данном случае это Соглашение об ассоциации с Евросоюзом, проиграет потому, что на выборы она шла с другими лозунгами.
А шла она с лозунгом сотрудничества с Россией, ЕЭП, Таможенным союзом. Выступала за экономические связи и экономическую интеграцию с Россией, Белоруссией, Казахстаном.
У нее не было лозунга евроинтеграции.

Значит, те, кто голосовал за эту власть (а мы знаем, кто голосовал, здесь основной электорат — это Юг и Восток Украины), были жестоко обмануты. Ведь на Юге и Востоке относятся к России как к братскому государству.
И это естественно, это на уровне эмоциональном, ментальном, это идет от сердца. Нас связывают общие исторические корни, общее гуманитарное пространство, общие вера, религия и многое другое. И это всегда будет жить в философии и образе жизни украинского человека, большинства украинского народа. Конечно, этой философии нет у жителей Западной Украины, потому что реально Украина вся является искусственно сшитым государством, но ведь один только Запад не определяет политику всего государства.
Я считаю, что политику государства должно определять большинство граждан.
Если в каком-то вопросе есть согласие большинства граждан, то это и есть украинский выбор. Поэтому мы и назвали так свое Движение. Все то, что поддерживается большинством граждан Украины, и является Украинским Выбором.
Знаете, как наши националисты говорят, к примеру, о русском языке: дескать, вот русский язык, да не нужен он нам вообще, его надо запретить, кто хочет говорить на русском — пусть едет в Россию.
Я могу ответить в том же духе, — пусть тот, кто так считает, едет куда-нибудь подальше.
Потому что я украинец, мой родной язык — украинский, но думаю я на русском. Учился в украинской школе, заканчивал Киевский государственный университет, где у меня был только один предмет на украинском языке, все остальные — на русском. Украинский профессионально я выучил практически, когда уже начал работать адвокатом, юристом. И не считаю себя ущемленным или ущербным. И убежден, что двуязычие человека только повышает его конкурентоспособность, его состоятельность, его разумность, его возможность наращивать коммуникативные способности в отношениях с другими людьми. К слову, сегодня в Украине русский язык считают родным 36% населения, а это, согласитесь, совсем не мало.
Когда проводились социологические исследования по русскому языку, то была такая ситуация. На вопрос о том, хотите ли вы вообще исключить русский язык, утвердительно ответили 16-18% опрашиваемых. На предложение сделать русский язык вторым государственным утвердительно ответили 35-40%, сделать русский язык региональным — тоже 40%. То есть вместе выходит 73%. Скажите, как можно игнорировать желания и требования такого количества людей?
По данным социологических исследований, сегодня русский язык в мире занимает третье место по влиятельности, — после английского и китайского. Это признает и Европейский Союз, в Совете Европы сейчас вносятся изменения в уставные документы, где русский язык добавляется как официальный.

Артур Новиков                                        Аида Хаметжанова